Самый надежный банк - собственное здоровье

Доктор Недельский

  В рубрике "Публикации" в разделе "Телепередачи" в многолетнем цикле телепередач с участием доктора Недельского, Вы сможете для себя найти ответ на интересующие Вас вопросы     Участникам АТО все виды помощи - бесплатно Групповые занятия проводятся два раза в неделю: вторник с 1800 - 2100   суббота с 1300- 1600

Мать Автолика «Оборотень»

Мать Автолика

                                                             «Оборотень»

Прямо скажу: ощущение – как на скамье подсудимых, с принуждением написать самой себе приговор. И все же, оставаясь матерью по свое сути, в очередной раз переступаю через свою боль ради спасения сына. Понимаю, что снова «трясу погремушками» над ним (как образно выразилась одна общая знакомая), но обязана до конца выполнить свой долг. Иначе не могу – обязана, прежде всего, перед собой – трагическая черта характера.

Начну с истеричного обвинения сына, которое с его детства висит надо мной хуже дамоклова меча. «Я не просил меня рожать. Я не хотел этого». Сначала я посчитала, что это –от того, что слишком строги, что много требовала от него, но все оказалось страшнее.

Мы – родители, тоже не просили его торопится с рождением: я училась на последних курсах университета, бабушек рядом не было, жилья тоже. Однако – приняли, готовились, мечтали, планировали. Нам, по силе родительские наивности, хотелось сделать все, чтобы сын гордился нами и рос на радость – себе  и нам!

Беременность протекала без проблем – бегала на преддипломную практику – правда, немного нервничала, пока искали съемную квартиру. Роды – без мучений. Кормила грудью до года.

По всем методикам еще в зародышевом состоянии он мог получить задатки хорошего воспитания: лекции на гуманитарном факультете, кино, театры, музыка (он до сих про любит «Пик-Флоид», прекрасные книги, встречи с интересными людьми, любящий папа рядом. Однако, когда его впервые принесли в роддоме на кормление, глаза сына были открыты, с в них – недетская глубина, как – будто уже тогда он задавая этот самый страшный вопрос обвинение. Знаю, младенцы не видят сразу после рождения, но этот взгляд помню уже 28 лет, да и реальные события не дают освободиться от наваждения. А «может, это был взгляд оборотня, которым он обернется позже?»

Комплекс вины начался, когда увидели и узнали, что у сына сильнейший врожденный нейродермит и проблемы со зрением: а мы, вроде бы, здоровы оба. Невыносимо было видеть его мучения – кровавые болячки, отказываться во многом чем  балуют детей. В садик ходили мало, в первом классе – больницы. Естественно, боялись появления у него комплекса неполноценности – компенсировали заботой, любовью. У него были лучшие игрушки, конструкторы, книги, продукты питания, хотя было время пустых полок, дефицита.

С удовольствием читаю (и он – тоже!) дневник, который вела до3-5 лет сына. У него были явные задатки к развитию одаренной личности: структурирования, любознательность, проницательность по отношению к окружающим, способность к состраданию, обостренное чувство справедливости. Мы во всем ему помогали, способствовали реализации творческих наклонностей: школы искусств, английский, плавание, фехтование, пианино, кино, театр, концерты. Он младенчества мог часами наблюдать за муравейником, за птицами, за водой. Мы часто гуляли на Хортице, даже во время отпусков лазили по всему морскому побережью – вместе открывали мир…

Мы воспитывали интересную, независимую личность, считаясь с его мнением во всем, безусловно доверяя. Как страшно теперь понимать, что все, что имел сам от природы, что давали мы, сын направил совсем на иные цели… Он поджег тот самый муравейник, творчество стал проявлять в изощренном вранье: зимой в мороз вместо посещения бассейна ходил на Днепр – смочить полотенце (я проверю!). Оплачивая музыкальную школу, на занятия не ходил. Затем совсем забросил школу, английский, начал воровать деньги, пользуясь моей болезнью и  ослаблением контроля, внимания. Вместе с какими-то друзьями принял участие в краже велосипедов – от суда спас отец и наш отъезд в другой город. Спасибо, школа пошла навстречу (учитывая мое состояние) – и дали возможность получить нормальное свидетельство об окончании 9- летки.

Были долгие разговоры, слезы, истерики, обещания. Я снова верила, помогала – переехали, чтобы начать новую жизнь, создали все возможные условия для учебы в лицее и даже подработки. Он утвердился в новой школе: блистал на уроках литературы, английского, биологии. Однако длилось это недолго: пока хватало того, что он получал без усилий – от меня, а самому напрягаться – нет(!) И здесь проявились его недюжинные способности понимать и использовать других на свою пользу: аттестат обязаны и так выдать, мать никуда не денется – будет терпеть, выручать (чтобы самой не позориться). Он замкнулся в себе – ничего не объяснял, ничего не просил, ничего – ничего… где он проводил время в зимние холода, в дождь? – до сих пор не признался, но в школу ходил мало. Патологическая брехня стала нормой отношений между нами: причем, он не сознавался ни в чем, даже под давлением доказанных фактов. Даже в работе на фирме (отчима) он умудрился требовать деньги за одну и ту же работу – дважды. Все интеллигентно молчали, не верили в злонамеренность.

Это – детство. Дальше – вполне осознанные, опробованные поступки, углубившие разрушение личности, которую мы – бережно – формировали с пеленок. «Зверь» вырвался на волю, когда я серьезно заболела, перенесла еще операцию – теперь мне, как никогда, нужны были его поддержка, помощь. Сын – уже получив медицинское образование, не счел возможным (не говорю даже – обязанным) утруждать себя. Он по-прежнемужил за мой счет во всех отношениях – ничего не давал взамен. За этими родными голубыми глазами, приятной внешностью все больше проявлялся оборотень – безжалостно питающийся любовью матери, добрым отношением окружающих. Поверить – невозможно, но…

Была небольшая передышка – когда поступил (при моей всесторонней помощи) в университет, который сам выбрал – опять же. Учился с удовольствием, хватало времени на друзей, театры, концерты, книги, казалось повзрослел, самому надоело жить в безделье, брехне. Как же мы ошиблись: требуя от нас безусловного доверия, искренности, он сам поступал наоборот.

Окончательным камнем в этой лавине падения стала как ни странно, встреченная страстная любовь. Ради 16-летней школьницы сын забросил учебу, затем – интернатуру, на работу не пошел, хотя из дома уходил каждое утро. Он, как малолетка, просиживал на лавочках, ожидая свою девушку с занятий: каждую минуту быть рядом, доводя до  истерики обоих. Снял с книжки и истратил деньги, отложенные для начала самостоятельной жизни – конечно, мамой. Воровал все деньги, что находил в доме. Он не хотел понять, что скоро такой амбициозной, целеустремленной подруге, какой была О. надоест и эта телячья привязанность и его безделье, пустота. Я пыталась его остановить, объяснить – в ответ только истерики, обвинения в непонимании. Патологический брехун – он даже не допускал мысли, что его тоже могут обмануть, предать, но так (закономерно) и случилось.

Как мы жили последние четыре года – не пожелаешь никому. Еле «стою» на ногах, но пошли звонки из деканата по интернатуре, из больницы: где? Почему не работает? Походы в горздрав, в МЗО – ради восстановления, переговоры с профессурой –сутками ожидали под кабинетами и я , и все просили уговаривали(!!!) его закончить образование. Чиновники удивлялись: мать водит взрослого сына по кабинетам. Однако, как только я выпускала его руку – он никуда не шел, хотя вечером радостно сообщал как успешно все решил. А назавтра снова звонки, объяснения, угрозы…

Время шло – ни учебы, ни работы. Я требовала – стал уходить из дома: сутки – двое. Искали по ночам – и друзья и любимая. Уговаривали все – долго, бережно, поддерживали – терпеливо. Сказать: в чем была проблема? – только в нем. Затем наступило то, что должно: надоело его друзьям быть няньками, надоело – измучилась от брехни, истерик девушка, которую удерживал, выдумывая болезни, угрожая самоубийством (у меня есть эти продуманные записки). от него – такого, каким стал и каким упорно хотел быть – и друг лучший и любимая. Выручая его, они стали дружить, а потом стали парой. Для сына это явилось просто шоком, как они могли обмануть такого влюбленного, несчастного доверчивого?!

Казалось бы – тебе уже 25 лет! Остановись, сделай выводы – психиатрией серьезно увлекался, учись на своих ошибках. Нет, он пошел от принципа: чем хуже, тем лучше. Довел нас до отчаяния сообщением о своем онкозаболевании и ведь якобы лечился! Затем узнала, что утверждаясь среди новых друзей, он выдал себя за несчастного сироту, меня «похоронив»… Дома появлялся, чтобы отмыться, переодеться, найти деньги 9стал виртуозом в этом) – и уйти. На все попытки объясниться – истерики, бежать, выпрыгивать с балкона, порезать вены, разбить голову, выпить отраву…

Как хорошо он изучил и использовал мой характер – не откажу в помощи никому. Вот и приходил – несчастный, грязный, с виноватым видом, весь в болячках: «Мне плохо. Можно переночую, пока сниму квартиру?...» и т.д. впускала, выслушивала, лечила – заставляла себя поверить. Однако уже стала бояться  не только деньги держать в доме, но и за свою жизнь. Особенно, когда обнаруживала пропажу обручальных колец – того немногого, что осталось от брака с его отцом. Видно, посчитал себя вправе распорядиться ими. Я боялась, что так же могу остаться и без квартиры – я мешаю ему…

28-летний мужик, который не знал в жизни проблем, кроме им же создаваемых. Все свои поступки объяснял одним: «Я не просил меня рожать». Исходя из этого, он не считал себя обязанным никому и хотел жить по своему – вот только работать не стремился, а мать денег не давала. Страшно сказать, но он – врач по образованию, без жалости оставлял меня беспомощную после операции, в бессознательном состоянии после уколов психиатрической «Скорой», без куска хлеба – забрав  последние деньги. Ладно бы – шел на работу, а то ведь – в никуда. Уже возмущались соседи: чего я падаю на улице во время прогулок с собакой? Где сын? Что сказать? – они его знали добрым, внимательным, помогающим при заболеваниях.

При всем том, сын по-прежнему заявлял, что любит нас, что мы – его семья, что понимает: никому не нужен – кроме нас. Однако все подлое, грязное, жестокое, что собирал и лелеял в себе 28 лет, сын выливал на меня , заведя за грань отчаяния. Даже в идеологии сатанизма, которым увлекался одно время, отношение к матери – иное. Этот оборотень первой уничтожил женщину, посмевшую его родить, а потом вставшую на пути.

В новогоднюю ночь 2007 года сын остался со мной: поднял тост, предложил попытаться восстановить доверие, обещал приложить все усилия. Якобы устроился на работу, затем – на другую, но денег не приносил (все просил у меня), затем якобы пошел на стажировку и т.д. Я опять восстала: ошарашил сообщением, что рассчитывается за партию наркотиков, которую взялся реализовать, но его «кинули»… В общем, мы прошли все круги ада – осталось только убийство, хотя он и без того убивал меня – медленно и жестоко. А я жила!

Жутко говорить  так о своем единственном сыне, в которого столько вложила души1 Какая же сила его перевернула так, что наверх вылезла одна дрянь? Не могла я вырастить такого монстра! К чему, главное ведет его самого этот разрушительный путь?

Как-то сын сказал, что не хочет становиться взрослым. И это утверждение он выполнил по-своему: находиться в «коконе» материнских забот в смысле материальном, но жить по-взрослому: гулять, пить, делать дорогие подарки дамам, хорошо отдыхать. Я после окончания Университета сказала: «все дальше зависит от тебя». И что? Его характер другой еще четыре года он умудрился провести в безделье, гульках, брехне – через жалость, угрозы самоубийства.

Этим летом мои силы и терпение иссякли: забрала ключи от дома, деньги совсем перестала давать, вызвала сестру на помощь (опять искала по ночам). И сын ушел в долгое бомжевание. Пробовал – через жалость опять же, создать новый «кокон» с новой женщиной. Не знаю, как там было реально, но теперь уже эта подруга обвиняет его в том, что из дома пропала крупная сумма денег. Как не верить? Если у меня исчезли деньги, которые выделялись на выборы и зарплату людям? А я ведь все время говорила и доказывала личным примером: мы можем иметь только то, что сами зарабатываем, жить в долг – не для нас.

Я потерпела полное фиаско, как мать, воспитатель, человек. А что приобрел он? И поможет ли ему то обстоятельство, что над ним. 28-летним мужиком, снова гремят материнские «погремушки?» Это же я его вытащила и отправила на лечение и в другой город. Хотя спасая его, я спасаю и себя.

Где взять веру в избавление от жуткого оборотня?!

ГОСПОДИ!!!

Р.С. извините, не перечитываю – иначе не отправлю написанное.

 


Запись на прием: (+38)061 220 37 40; (+38) 0991692009; (+38) 0960989222 Другие виды услуг: (+38)061 220 37 40; (+38) 0960989222 г.Запорожье
Запись на прием: (+38)061 220 37 40; (+38) 0991692009; (+38) 0960989222
По всем вопросам пишите по адресу: dr-nedelsky@ukr.net
хостинг украина
ZаБор – Запорожский информационно-развлекательный портал