Самый надежный банк - собственное здоровье

Доктор Недельский

  В рубрике "Публикации" в разделе "Телепередачи" в многолетнем цикле телепередач с участием доктора Недельского, Вы сможете для себя найти ответ на интересующие Вас вопросы     Участникам АТО все виды помощи - бесплатно Групповые занятия проводятся два раза в неделю: вторник с 1800 - 2100   суббота с 1300- 1600

Исповедь. Часть1 (Валерий)

Родился  в197… году в г. Днепропетровске.

Мы жили с отцом и матерью и братом в 3-х комнатной квартире на 5-м этаже пятиэтажки. Однажды, когда мне было 4 года отец купил нам с братом игрушку-автомобиль-автокран, одну на двоих. С братом мы ссорились из-за того кто будет играть с ней он или я, ссора проходила шумно и иногда сопровождалась криками. И во время одной такой ссоры рядом оказался отец. Услышав нас, он подошел ближе. Мать попросила его помирить нас, рассудив кому отдать игрушку. Отец взял в руки игрушку из рук брата, когда мы с ним ссорились и я пытался забрать из его рук игрушку. Отец взял в руки игрушку и демонстративно сломал ее у нас на глазах, давая понять, что раз мы не можем договориться друг с другом, то у нас ее не будет вообще. Отец часто делал подобные поступки ничего в слух не говоря, не поясняя, а молча. Если и говорил что, то в этом случае он кричал, наводя на нас страх. Ему это нравилось и он часто так делал. Я боялся отца, и его непредсказуемых поступков и криков. В 5 лет он учил меня читать букварь. Учение сопровождалось криками и моим страхом. Если я что-то не так пойму или не так прочитаю это будет страшно услышать. Он не бил меня, но давил психически. Никогда нельзя было угадать как он поведет себя по отношению  ко мне. Всегда он был недоволен чем-то и во всем обвинял то меня, то брата, то мать. Все мы его боялись, а ему это нравилось. когда я находился рядом с ним в промежности у меня все сжималось и в таком состоянии я находился долго пока он был рядом. Часто летом мы всей семьей уезжали в Одессу к родственникам на автомобиле. Мы с братом сидели рядом, на заднем сидении автомобиля. Но я не мог сидеть рядом с ним расслабившись. отец сидел за рулем и нервничал, высказывая вслух свои замечания о проезжающих автомобилях и водителях. Если мы с братом начинали дурачиться, то мог последовать окрик, после чего он начинал злиться и кричать чтобы мы замолчали.

Когда мне исполнилось 14 лет, мы летом как обычно поехали вОдессу. В то время у меня часто происходила эрекция, мой член вставал, брюки в этом месте топорщились. Сидя в автомобиле сзади я боялся, что родители могут это увидеть и что-то произойдет. Мне было страшно и я чувствовал какое-то чувство вины за это. Т.к. часто дома при виде эротических сцен по телевизору или когда разговор заходил о сексуальных отношениях, родители умолкали, искали повод, чтобы я ушел в свою комнату или что-то еще. Я чувствовал, что возражать не стоит, за этим последует очередной скандал, крики, и я уходил в свою комнату, или еще куда-то, чтобы не находиться рядом с родителями. Для снятия сексуального напряжения я занимался онанизмом. Учась в школе, я обращал внимание на девушек, но завести с ними более тесные отношения стеснялся. Реализовать свои сексуальные потребности и фантазии я не смог. я не мог избавиться от чувства вины при мысли о сексе. Классный руководитель часто говорила, что о сексе думать мы не имеем права, что мы мол, еще не доросли до этого. Когда что-то выяснялось о какой-нибудь девчонке в плане секса, устраивался ей разбор и прессинг со стороны классного руководителя. Меня она часто спрашивала, куда это я так разоделся, к кому это я собирался? Эти вопросы вызывали у меня смешанные чувства. В основном это был страх за то, что меня выставят как бабника, сексуального извращенца и ославят по всей школе и даже городу. Я в ответ отмалчивался или улыбался. В шестнадцать лет мне предложили встречаться с девушкой, но я вежливо отказался, мотивируя, что мол я занят и мне некогда бегать за девчонками. Очень часто родители обсуждали на кухне своих знакомых, сотрудников, родственников. Эти обсуждения сопровождались жалобами, упреками, критикой в их адрес. Это происходило очень часто. Отец жаловался матери на того-то и то-то и это было постоянно. Однажды его вызвал к себе мой классный руководитель, чтобы поговорить о моих не успехах  в учебе. Она не очень-то была зла на меня, но при этом разговоре отец дал мне нахлобучку и кричал, что ты т.е. я, его позорю. В то время на заводе отец занимал руководящую должность, и в дальнейшем он часто попрекал меня, что я его позорю, что ему нечем гордиться. я часто это слышал, все эти жалобы и упреки и мне пришла мысль, что если познакомлюсь с девушкой и приведу ее в дом, то обсуждениям ее и меня не будет конца, что опять я их опозорю, т.е. родителей. Часто мне звонили по телефону девушки с предложением познакомиться, но страх того, что сейчас меня увидят с девушкой, начнется бурное обсуждение всего этого и затем прессинг со стороны отца не давал мне осуществить встречу. Я замкнулся и старался не реагировать на звонки по телефону, многозначительные  взгляды и жесты. Я понимал, что это обижает девушку, но поделать с собой ничего не мог. В семнадцать лет я познакомился с двадцатилетней девушкой, мы встречались месяц, но близких отношений у нас не было, хотя у меня был один шанс это осуществить. В свои годы она была девственницей, как она говорила, но проверить это мне не удалось. Я в нее влюбился. Это все происходило летом в июле. Я поступал в институт, прошел конкурс-отбор, на что не надеялся. У меня почему-то снизилась самооценка самого себя. Я стал считать, что это не для меня. Эта девушка не для меня, она мне не даст, не посмотрит и т.п. Я понял, что так нельзя жить, что нужно выбирать самому, а не ждать пока выберут тебя. Выбор того, что нужно для себя, мне казалось, ставит меня против всех и все, противостояния такого я вряд ли выдержу. Я сразу же вспомнил отца, его отношения к нам, что если я буду добиваться своего, то буду давить других людей так как давит он, а на него я не хотел быть похожим. В конце лета я попал в дорожно-транспортное происшествие. Подъезжая на мотоцикле к перекрестку сидевший сзади меня друг крикнул, что впереди машина. После этого в сознании наступила темнота и очнулся я на асфальте, лежа на животе. Все в голове гудело, вокруг было много крови, мотоцикл лежал в нескольких метрах от меня, а мой друг подошел ко мне нагнулся, удивился, что я еще жив, поднял и посадил в подъехавший грузовик, и меня отвезли в больницу. Когда я пришел в себя, я вдруг понял, что жизнь окончилась, все рухнуло, кому я нужен такой, с развороченной головой. После двух операций я боялся посмотреть на себя в зеркало. Правая половина лица выглядела безобразно, большой отек, швы, нельзя ни улыбнуться ни сказать толком. Большой удар был для меня новость, что моя девушка уже встречается с другим парнем, парнем с уголовными привычками. Эта весть повергла меня в шок и несколько дней я ходил сам не свой. Друзья ко мне больше не приезжали, я понял, что остался один на один со своей травмой. И я решил во чтобы-то ни стало выкарабкаться из этой больницы и ситуации. Самой большой трудностью для меня было появиться со своим разбитым лицом на улице и, в особенности в институте. Я хотя и носил темные очки, раны зажили, но не совсем, но чувствовал я себя как под прицелом автомата или объективами кино – и фотоаппаратов. Было сильное напряжение и внутренняя скованность. Я старался не быть на виду. Чувство было, что я как бы на воле, но на самом деле в собственной тюрьме. я старался отвлекаться, не думать об аварии, ранах, а заниматься чем-то. Скованность и мысль о том, что на меня все обращают внимание не позволяла мне гулять по улицам, ходить в гости к девушкам, радоваться общению и жизни. Сексуальные отношения не ладились. Несколько раз мне предлагали переспать девушки, которые мне были симпатичны, но неприятия самого себя сковывала меня по рукам и ногам. Швы на лице плохо заживали, они были не эластичными. Рот плохо открывался, не хватало во рту 10 зубов, улыбка получалась кривая. Уколы  лидазы в швы не давали никакого эффекта. Один из сокурсников посмеялся надо мной, что я так не естественно улыбаюсь. Я стал понимать, что в своей жизни нужно пересмотреть все: друзей, отношения, все свои реакции, мысли и чувства, что жить так дальше нельзя. Но это ставило передо мной новую задачу: как это сделать? Снова тупик. Я снова стал раздражать самого себя. Я стал нервным, раздражительным появилось жжение в солнечном сплетении. Боялся сдавать экзамены. Это создавало такое волнение во мне, которое переходило в страх. Казалось, что каждый экзаменатор готовит для меня вопрос-ловушку. Сессии я сдавал с большим нервным напряжением и редко укладывался в срок сдачи. Встреч с девушками я избегал. Развивалось чувство неполноценности, которое я стремился заглушить решением каких-то бытовых и материальных проблем. Друзей у меня почти не было. Всем от меня что-то было нужно, кто-то завидовал мне  и от таких людей я стал держаться дальше. в двадцать три года я окончил институт. Однажды мой бывший сокурсник предложил провести вечеринку. Он привел ко мне домой девушку, а я позаботился о спиртном и еде. Девушка была свободных нравов и готова была переспать с нами обоими. Мы выпили, закусили и друг с девушкой ушли в другую комнату, оттуда я услышал потом скрип кровати и ее сладострастный стон. Через несколько минут он вышел голый ко мне и сказал, что не может никак кончить с ней. Если я хочу, то она может меня обслужить. От выпитой водки у меня болела голова и я чувствовал, что хоть девушка мне и нравится, но член что-то не встает, а скорее наоборот. Тем не менее я пошел в спальню. Она лежала на кровати обнаженная раздвинув ноги и выглядела сногсшибательно. Я хотел бы с ней переспать, но у меня не встал почему-то член. Это меня огорчило, но девушка была прилично пьяна и не придала значения моему присутствию. Я вернулся обратно, оделся, друг в это время ушел домой. Девушку я проводил домой и она дала мне свой телефон. Однажды я пришел к ней, она была дома одна. Но я не смог настроиться на секс и у нас ничего не получилось. У меня возникло чувство вины и ненависти к себе. Снова я встретился с ней через четыре года, но секс с ней прошел очень быстро. Сначала у меня не вставал член, но потом кое-как встал, я вошел в нее, сделал два толчка и быстро кончил. Она расстроилась, я увидел это по ней. А я был тоже огорчен и подавлен. Мне казалось, что теперь она ославит меня по всему городу. Как женщина она мне нравилась, она была стройная, раскованная и меня мучили угрызения,  что я не смог доставить ей удовольствия. Тогда мне было двадцать шесть. После этого я стал бояться близких отношений с женщинами. Весь ушел в работу и зарабатывания денег. Но эта проблема с женщинами начала меня просто падать. Когда я прочитаю или услышу о чьих-то сексуальных отношениях, бурных романах, сексуальных успехах и удачных сексуальных похождениях, то просто начинаю сходить с ума, наступает приступ самоедства, я упрекаю себя в том, что у меня здесь зона табу. Неужели я такой уж никчемный. Не люблю себя, что не могу позволить себе заняться сексом с понравившейся мне женщиной? Вроде бы нет, но внутри возникает какой-то тормоз, который тормозит меня как только я решу осуществить свои сексуальные позывы. С двадцати четырех лет начал интересоваться и практиковать йогические упражнения, медитации. Кое в чем это помогло. Но нормальные сексуальные отношения не налаживаются. То одолевает бессилие, то самоедство страх. Занятия йогическими упражнениями и тренингами проходили хаотично. Я старался систематически заниматься, но беспокойство, страх приводили к суете, которая еще более усугубляла мое состояние. Просыпаясь утром я спокоен, возникает эрекция, но не всегда, вроде бы на физическом плане все работает. Прошлые неудачи в сексуальных  отношениях породили во мне апатию при налаживании жизни. В глубине души я понимаю, что так жить нельзя, что это не жизнь.  Когда пытаюсь что-то изменить, то делаю это волевым усилием. На како-то время это помогает, но потом наступает усталость и пустота, и ничего не радует ни работа, ни деньги, ничего.


СОН 1

 

1.      Получаю в высоком цеху длинную крашенную суриком плиту. Руковожу краном, чтобы уложить ее рядом с ж/д путем. Вижу, что плита раскачивается и краем заденет меня, но не бегу. Плавный удар и я лечу по пролету параллельно земле. Впереди летит плита. Испуга нет, радость полета.

2.      Двухэтажный дом, мы на 2 этаже. Лежим на койках. Я сверху, снизу инженер Б. Разговариваем. Встаем, он уходит и кто-то с мальчиком начинает застилать ему постель. Вижу снизу кран для горячей воды и пробую его открыть. Кран проворачивается. Заходит инженер Л. Говорит, что не надо ничего трогать, а чтобы умыться он может сходить в др. комнату. Стоим у окна, он что-то рассказывает мне, но я не слышу. Из окна вижу станцию, мы трогаемся и медленно едем. Слышу возглас «Ахмет». Спрашиваю, где? Отвечают, что это знакомый на фотографии.

 

СОН 2

 

С инженером Б. едем в кузове грузовика. Выпрыгиваем я открываю калитку и вижу Львенка и др. животных. Б. говорит, чтобы я не ходил без него, покусают. Вхожу в калитку, но левую руку держу в кармане и сую в пасть. Прохожу и выхожу на дорогу через канавы с уточками. Куртки нет, надеваю ст. ватник. Вхожу в трамвай и ищу в брюках деньги за проезд. В карманах банкноты и мелочь. Плачу за проезд. Сажусь. Женщина смотрит презрительно и отодвигается т.к. похож на зэка. Просыпаюсь

 


Запись на прием: (+38)061 220 37 40; (+38) 0991692009; (+38) 0960989222 Другие виды услуг: (+38)061 220 37 40; (+38) 0960989222 г.Запорожье
Запись на прием: (+38)061 220 37 40; (+38) 0991692009; (+38) 0960989222
По всем вопросам пишите по адресу: dr-nedelsky@ukr.net
хостинг украина
ZаБор – Запорожский информационно-развлекательный портал