Самый надежный банк - собственное здоровье

Доктор Недельский

  В рубрике "Публикации" в разделе "Телепередачи" в многолетнем цикле телепередач с участием доктора Недельского, Вы сможете для себя найти ответ на интересующие Вас вопросы     Участникам АТО все виды помощи - бесплатно Групповые занятия проводятся два раза в неделю: вторник с 1800 - 2100   суббота с 1300- 1600

Я родился ранним утром...(Андрей)

Я родился ранним утром  ноября 196... года. Думаю, что я был желанным ребенком, хотя и не совсем запланированным. Моя мама родила меня в 28 с половиной лет. Отцу к этому времени уже шел 32 год. Мама моя – врач невропатолог, отец – преподаватель политэкономии, кандидат наук, доцент.

         По материнской линии я происхожу из никопольских немцев, переехавших в эти места еще при Екатерине. Люди они были работящие и состоятельные. Эту свою линию я знаю до пра-пра. Бабушка моей бабушки владела мельницей, сукновальней, доходными домами. Прожила до глубокой старости. Будучи уже очень в преклонном возрасте, сама ходила на базар. Обращая внимание на ее одежду и осанку, люди говорили, что она графиня.

         Мамин отец, мой дед происходил из крестьян. Его дед, мой пра-пра участвовал в революционном мятеже лейтенанта Шмидта. А еще, по рассказам деда, он съедал за обедом огромную горькую перчину. Мог тернуть ею под носом внуку, моему деду. Так, что потом до вечера у него нос горел огнем.

         В нашем роду люди всегда делились на «путних» и «непутних». Муж моей пра-пра был моряком. Он  надолго уезжал из дому. Из своих странствий он привозил обезьян и диковинных истуканов. А еще говорили, что он «сучился» в каждом порту. Мой пра-пра был мастером по музыкальным инструментам. Особенно хорошо ему удавались мандолины. А еще в нашей семье есть легенда о том, как пра-пра зашил зад обезьяне, за то, что она испортила музыкальный инструмент. Сочетание «путного» и «беспутного» встречается в нашем роду сплошь и рядом, сплетаясь как бы в единство и борьбу противоположностей.

         Отцовскую линию я знаю хуже. Папиного деда, моего пра убил бык. Дед и бабушка, отцовские родители жили долго, в семьях было много детей. Дом и хозяйство держалось на бабушке, она была дипломатом и хорошим воспитателем. На мой детский вопрос о том, почему в семье так много детей, она с непривычной мне прямотой ответила, что абортов тогда не делали. А еще после этого разговора мне приснился сон, что я занимаюсь со своей бабушкой анальным сексом. Было мне тогда лет 10-11. большое место в моем детском восприятии бабушки занимало старое деревенское кладбище, на котором она была смотрительницей. Мы часто гуляли с моим двоюродным братом Сашей среди могил. Особенно мне нравился дальний заброшенный угол, где находились графские могилы. Как сейчас перед глазами стоит памятник из черного мрамора, на котором написано: « Павла Никифоровна Аксютина, дочь куренного атамана». А рядом, поваленный кем-то памятник, ее сына, графа, который по преданию проиграл имение в карты, сев спиной к зеркалу.

         С младенчества я был окружен любовью и заботой. А еще опекой, которая переходила в гипер, закладывая фундамент моих будущих проблем.

         По рассказам матери до года я был абсолютно здоровым ребенком. У нас есть фотография, меня годовалого. На ней я, упитанный карапуз сижу в деревянном кресле и с любопытством смотрю на мир. По словам матери болеть я начал когда меня отдали в ясли, начались первые простуды, которые затем перешли в хронические пневмонии, нервно-артрические диатезы и прочая, прочая. В ясли и в сад я практически не ходил. Меня водили к бабке, которая для того, чтобы ребенок был послушным пугала его Бабайчиком. Это серое пушистое создание затем долгие годы портило мне жизнь. Бабки сменяли одна другую, по мере возможности меня нянчили родители. Придя с работы папа клал меня под бок и мы спали. Порой я во сне подмачивал свою репутацию. Мать уставала от домашней работы. Вспоминаю ее рассказ о том, как у нее опушали руки от стирки моих пеленок. А еще она жаловалась на то, что ребенка надо постоянно кормить. Она очень уставала нянчить меня и отвозила к бабушке в Никополь. Там я чувствовал себя комфортнее, чем дома. Бабушкин дом был полон комфорта и уюта. А еще бабушка умела и любила готовить. Вспоминаю поднос с заварными пирожными, которые я как-то потихонечку за день и вытаскал. Простуды мои бабушка лечила как-то по-доброму. Она натирала меня козьим жиром и укутывала своим теплым пуховым платком, который мы называли « кольгора». На день рождение мне пекли торт и зажигали лампочки по количеству исполнившихся лет. На каждый Новый Год ставили волшебные елки. А потом сказка заканчивалась, и надо было ехать домой в Запорожье, «на вокзал», как называла нашу квартиру бабушка. Конфликт мамы и бабушки я определил для себя  как наследственный. Бабушка в свою очередь конфликтовала со своей матерью, да так, что об этом знал весь Никополь. Разменной монетой в позиционной войне мамы и бабушки стал я. с детства я был окружен любовью и заботой с одной стороны и негативом с другой. К этому периоду относятся и первые мои страхи. В каждом углу мне мерещился Бабайчик и злой утенок Фофка. Я начал боятся одиночества. Однажды, мне было тогда года четыре, мама оставила меня одного на несколько минут в квартире. Сама же пошла в магазин, который находился в нашем же доме. Я дал волю страху, он захлестнул меня гигантской волной цунами. Я решил бежать от него. Но куда? Дверь я еще не умел открывать. Оставалось окно. Я оделся, шубка, шапочка, валенки, ведь на дворе была зима, влез на папин письменный стол, затем на подоконник, удар и стекла полетели вниз, с веселым звоном разбиваясь об асфальт. Страх начал отступать, в комнату хлынул морозный воздух и свобода. Следом за первым стеклом полетело и второе. Затем я перебрался в кухню и проделал тоже еще раз. За этим занятием и застала меня мама, вернувшись из магазина. Ее лицо исказилось маской страха и злобы. От этой маски я бежал потом многие годы, находя ее вновь и вновь.

         И все-таки мое детство было счастливым! Сколько хороших и добрых книг, подарил мне дед! С какой любовью и душевным трепетом    я перечитывал долгими зимними вечерами. Меня любили – дедушка, бабушка, папа, мама. Родители отца стояли как-то особняком, их чувства были более сдержаны, и вместе с тем это была тоже любовь.

         Мои дошкольные годы – это в основном Никополь.

         Первое серьезное испытание для меня – рождение брата. Мама ходила с диковинно большим животом, на который я смотрел с подозрением. Мы называли его «земной шар». Как я узнал позже, там была двойня. При родах второй ребенок умер. «Это меня бог отвел,  - говорила мать, - если бы родилось второе такое же, как Сергей,  убоище, я б не выдержала».  Рожала она в Никополе. Отец в это время был в Киеве, готовился к защите диссертации.

         С рождением брата отношение ко мне изменилось. Та любовь и забота, которой я был окружен, стала делиться еще на кого-то. Я протестовал и даже, по словам бабушки, однажды ударил брата кулаком по голове.

А еще я просил у матери попробовать  грудное молоко, но мне не понравилось.

1972 год, я иду в первый класс. Перед самой школой, летом бабушка делает компот из груш по новому рецепту и приговаривает: «Это угощение для отличников. По окончании первого класса ты должен мне привезти табель с отличием». Таких «ты должен» потом будет множество.

На мой первый звонок пришли мама и дедушка. Вокруг играла музыка, что-то говорили, а мне было просто страшно. Мой комфортный детский мир сменялся новой пугающей жизнью. Вспоминаю, как после своего первого в жизни  урока, я стоял возле окна и считал: «Ходить мне еще сюда девять лет и еще целый год без одного дня».

Отношения с одноклассниками у меня складывались сложно. Я был малоконтактен и боязлив. Мне тяжело давалась математика. Вспоминаю как мне, в общем-то, успешному ученику моя первая училка швырнула через весь класс дневник, приговаривая при этом, что Бабич это бич класса.

Во втором классе я повесил кота. Об этом узнали в школе  и был скандал. И вместе с тем, учился я успешно. Особенно хорошо мне давался гуманитарный блок.

В четвертом классе я подрался с мальчишкой и угодил с травмой глаза в больницу. Была операция, и это событие наложило отпечаток на всю мою дальнейшую жизнь. Я стал более осмотрительным. Страх слепоты научил меня сдерживать свои эмоции и рационально использовать силы. В этом событии я как-то повторял деда, маминого отца, он в детстве травмировал глаз и благодаря отсутствию медицинской помощи лишился его. Это событие стало его оберегом, и помогла дожить до глубокой старости.

В детские годы я был трусоват, за что получил кличку «заяц». Однако агрессия порой била из меня фонтаном. Однажды я ткнул своего друга лбом об асфальт, посадив ему огромную шишку. А в седьмом классе я избил парня, да так, что сломал об него руку.

Маятник моих эмоций порой доводил меня до безрассудства, однако природная трусость и боязнь слепоты прочно удерживали меня в норме. Колебания моего настроения порой ввергали меня в глубокую меланхолию. Однажды я даже примерял бельевую веревку на трубе, пытаясь повеситься. В другой раз открыл банку с хлорофосом и жадно вдыхал ядовитый запах, прикидывая, наступит ли смерть, если съесть содержимое. В редкие моменты в моей душе был покой. Я чувствовал себя тревожно дома, стены давили, из углов на меня зловеще поглядывали мои страхи. Только под бабушкином крылом, в Никополе, мои страхи отступали. А еще с дошкольного возраста моим успокоительным стал онанизм. Много позже к нему прибавились алкоголь и табак. Первый раз спиртное я попробовал в восьмом классе, а закурил в 18 лет, да так и прокурил до 38, долгих 20 лет.

В школе я был на хорошем счету, меня ставили в пример. Однако у учителей порой округлялись глаза и вяли уши. Это пай-мальчик порой загибал в три-четыре этажа сложно переводимые конструкции. Так я выпускал наружу свой страх и агрессию, агрессию и страх.

Шли годы, я взрослел. Подкинутая когда-то бабушкой идея о дипломатической карьере плотно засела в моей голове. Такой выбор одобряла и мать. Я готовился к поступлению,  - два года серьезно занимался английским, русским и литературой. Мой страх и неуверенность стали на дыбы в конце 10 класса. Сдавая выпускные экзамены, я постригся наголо. Я чувствовал себя плохо. Это было что-то новое, неведомое, неумолимо поднимавшееся из глубины моей души. Экзамены в Москве благополучно провалил. Вернулся от туда с папиросой в зубах. Поступив в Запорожье. Уже на 1 курсе стал систематически употреблять алкоголь. В армии, куда меня забрали с первого курса, я уже во всю курил и пил. Там же в армии, на первом году службы меня впервые, наверное, посетил страх сумасшествия. Как-то на ночном дежурстве у меня потемнело в глазах, тело сделалось чужим, мысли закружились в беспорядочном вихре. Я стал сам не свой. Вспомнил отца, к тому времени он уже лечился в психиатрии. Потом волна схлынула, и я стал как бы прежним. Однако в душе поселились опасения, что ситуация может повториться.

И вместе с тем я дослужил армию. И вернулся на факультет внешне благополучным армейцем, кандидатом в члены КПСС. Во мне как бы два человека. Один рассудительный и деловой, трезво мыслящий и думающий о перспективе. Второй – псих и жалкий паникер. Первый хотел жить, второй – пить и курить с тем, чтобы хоть как-то держаться на плаву. Родительская слепая любовь и гиперопека сделали свое дело. Я стал безвольным страусом, который лишь периодически выглядывает из песка, надеясь на свою счастливую звезду. Мне была необходима руководящая и направляющая сила. До поры ею была мать. Потом в моей жизни появилась Лиля. По возрасту она была младше меня, но рано потеряв мать, быстро повзрослела и казалась мне на тот момент надежной скалой. Мое чувство к ней было сродни водке. Я кинулся в этот омут очертя голову. Наши отношения помогли на какое-то время отодвинуть мои страхи, к алкоголю и табаку прибавился безудержный секс. «Тебя как с креста сняли», - сказала мне мать после очередного моего загула. Так длилось несколько месяцев. Затем накал страстей начал спадать, отношения начали приобретать рутинный характер. Я начал искать новых развлечений. Бросаясь во все тяжкие, я на какое-то время заглушал боль души.

Институт давался мне с трудом. Меня мучил страх несостоятельности. Я боялся повторить судьбу отца. И вместе с тем в моей зачетке были только отличные оценки. Внешне, как мне кажется, я выглядел вполне состоятельно.

После третьего курса мы поженились, и Лиля переехала в нашу квартиру. Брат в это время служил в армии, папа в основном жил на даче. В квартире нас было трое – я, Лиля и мать. Мама, как могла, стараясь нас поддерживать и вместе с тем на душе у меня было тревожно. Периодически я доводил Лилю до слез. Она плакала, и мне становилось легче. Моя тревога рвалась наружу, и я заглушал ее известными мне способами. В конце четвертого курса Лиля забеременела. Несмотря на негатив матери и мою безвольную позицию она твердо заявила: «Буду рожать!».

Ответственность за семью придала мне на какое-то время сил. Я сумел, правда, под мудрым бабушкиным руководством заработать свои первые реальные деньги.

Пятый курс. Я пишу два диплома, для себя и для Лидии. 1989 г. учеба закончена, надо как-то определяться в жизни. аспирантуру я отмел сразу, пугая себя сумасшествием отца. Оставалась школа. Без всякой охоты начинаю там работать. Для денег беру учеников и уговариваю бабушку взять меня в свой бизнес. Мое время заполнено до предела. Усталость как и прежде снимаю водкой, табаком, спортивным сексом. По утрам, с перепоя, остро мучаюсь от похмелья. Еле дотягиваю до окончания уроков с тем, что бы выпить. Моя доза – минимум бутылка пива в день. Максимум – сколько влезет. Так продолжается полтора года. отношения с Лидой сложные, она подолгу живет со своей бабушкой под Харьковом. В ее отсутствие мы практически не общались. Могу по месяцу не звонить и не писать ей.

В январе 1991 года бросаю школу и перехожу в малое предприятие. В зарплате выигрываю в разы. Радует то, что работа по специальности. Чувствую свою значимость. На работе очень устаю. День заканчивается рюмкой коньяку. Сигареты – от пачки и более.

Летом 1991 года переживаю свой первый психиатрический срыв. На это время приходится знакомство с Светланой. Обычный секс перерастает в настоящую страсть. Которая затягивает меня как щепку бурный поток. Мое болезненное состояние продолжалось до осени, а в сентябре, как ни в чем не бывало, я приступаю к работе. Мы живем с Светой, снимаем рабату. В моей жизни начинается новый этап. Свои страхи и несостоятельность, как и прежде, глушу водкой.

С развалом малого предприятия передо мной два пути: вернуться в школу или уходить в зарождавшийся тогда бизнес. Я выбираю второе. Мы впрягаемся в этот воз как две лошади, я и Света. На ней лежат больше руководящие функции, я больше исполнитель, хотя и творческий. Некоторые шаги удавались мне блестяще.

Так продолжалось долгих десять лет, - Финляндия, Норвегия, Бельгия, Болгария, Турция, Москва. Заполярье. Такова территория нашего бизнеса. Наша жизнь посвящена работе, зарабатыванию. Отдых – выпивка. Начинаю пить на работе, в поездке.

Будущее страшит меня своей неопределенностью. В моих отношениях с Светланой появляется серьезная трещина – аборт, который она сделала по моему настоянию.

Развязка наступает весной 2003 года, - второй нервный срыв и психиатрия, куда я лег, осознано и самостоятельно. Я прошел круги ада. Я, вчера еще активный человек, оказался в остром отделении, вместе с хроническими больными. После выписки пришлось принимать медикаменты, которые дают лишь временное облегчение.

14 июля 2003 года. дойдя до дна, начинаю менять свою жизнь. Я пришел на психотерапию. Кропотливо, день за днем, месяц за месяцем и год за годом меняю свои медицинские и психологические проблемы. Я меняюсь. Меня увлекает процесс, и радуют результаты. Количественные изменения начинают переходить в качественные. Меняюсь я и вместе со мной мир вокруг. Я новый.

Впереди предстоит еще большая работа. Совершенствование стало стилем моей жизни. я вижу в себе сильные и слабые стороны моих предков. Я учусь понимать свое тело, слышать свою природу, бережно относиться к своему жизненному ресурсу. Я хочу жить и это приносит мне радость.

 


Запись на прием: (+38)061 220 37 40; (+38) 0991692009; (+38) 0960989222 Другие виды услуг: (+38)061 220 37 40; (+38) 0960989222 г.Запорожье
Запись на прием: (+38)061 220 37 40; (+38) 0991692009; (+38) 0960989222
По всем вопросам пишите по адресу: dr-nedelsky@ukr.net
хостинг украина
ZаБор – Запорожский информационно-развлекательный портал