Самый надежный банк - собственное здоровье

Доктор Недельский

  В рубрике "Публикации" в разделе "Телепередачи" в многолетнем цикле телепередач с участием доктора Недельского, Вы сможете для себя найти ответ на интересующие Вас вопросы     Участникам АТО все виды помощи - бесплатно Групповые занятия проводятся два раза в неделю: вторник с 1800 - 2100   суббота с 1300- 1600

Мои отношения с сыном. Проблема "Отцов и детей". Искупление вины.

Август 2000 года. Наконец-то все проблемы с оформлением визы жены завершены и я усиленно готовлюсь к отъезду. Собираясь в скорости забрать сына на учебу в Австрию, я все же всячески пытаюсь подстраховать сына и продумываю как и за какие средства он будет жить эти несколько месяцев, пока я не найду подходящее нам по стоимости учебное заведение. Я устраиваю сына, который перешел на 5 курс университета, работать по полставки в банк и оставляю ему (на случай экстремальной ситуации) 500 долларов США, что по тем временам было значительной суммой денег.

Сын оставался, на время, в хорошо оборудованной ( с таким трудом заработанной мной за долгие годы работы), 3-х комнатной квартире по улице Героев Сталинграда. Мой новый муж – англичанин, приезжал 6 раз на Украину и видя наши условия жизни, всячески пытался облегчить мой быт. Он купил мне хорошую стиральную машину, бойлер, пылесос, переносную радио-магнитолу, вентилятор и т.д. Не забывал он и о сыне – подарил ему золотую печатку, дал денег на «абгрейд» компьютера, купил ему перед нашей свадьбой новый костюм, туфли, рубашку. Пытаясь расположить моего сына к себе, он делал ему то, что не делал родной отец, который после ухода из семьи, за 5 лет учебы сына в университете, не дал ему даже рубля на пирожок.

И так, у меня уже куплен билет на самолет на 23 августа. Сын едет со мной в Киев, помогая мне управиться с вещами. Несколько моих друзей и коллег по работе пришли проводить меня на вокзал. Одновременно с ними к моему не малому удивлению, после двухнедельного знакомства с сыном, пришла на вокзал и Оля, которая захотела познакомиться со мной и проводить нас в дорогу. Состоялось краткое неловкое знакомство, которое произвело на меня и всех присутствующих гнетущее впечатление. Вульгарно накрашена 20-летняя девица, с пережженными от бесконечной смены цветов волосами, ластилась и мила к моему сыну, на глазах у всех, без всяческого стеснения, как драная кошка. К этому времени, Оля уже побывала замужем и вернулась на «Пески» в 2-х комнатную квартиру матери, с которой она из-за своего поведения и характера постоянно не ладила.

Когда потом в поезде я тактично попыталась узнать у сына его мнение о ней, то он сказал мне, что она «так себе, ничего особенного собой не представляет», тем самым дав мне понять, что ничего серьезного здесь не предвидится.

Через месяц после моего отъезда, когда я разговаривала с ним по телефону, сын спросил у меня, можно ли чтобы Оля немного пожила у нас в квартире (пока не найдет себе жилья), так как мать выгнала ее из дома, выставив ее вещи за дверь.

Я пожалела ее и с неохотой, но согласилась, решив, что это время (до отъезда в Австрию) и моему сыну, который никогда не жил один, будет не так одиноко.

Практически в это же время, через месяц после моего отъезда, сын начал катать истерии мне по телефону, говоря, что ему не за что жить, нет денег, платить за мою (как он выразился) квартиру, и что он ходит голодный и хочет «жрать». Оказалось, что за этот короткий период, он уже потратил все 500 долларов, да еще и продал (без моего разрешения, купленный мне мужем в подарок переносную радио-магнитолу.

Расстроенная, сочувствующая себя виноватой, за то, что бросила сына без присмотра, я кинулась срочно искать любую работу. На второй месяц моего пребывания в Австрии, только начав изучать немецкий язык в колледже, я с 26 летним опытом руководящей работы в банке, пошла работать горничной в готель – убирать в номерах и мыть туалеты. Я изматывала себя такой непосильной работой, убирая в день до 16 номеров, что приползала домой, «на карачках», и только для того, чтобы иметь возможность начать помогать сыну, т.е. высылать ему деньги на жизнь и оплату квартиры. Но я тогда еще не знала, что кормлю не только сына, но и Олю, которая пристрастила его к разгульной жизни.

Через 5 месяцев, мы с мужем нашли сыну в Вене учебное заведение (не дорогое по оплате) и начали собирать все необходимые для учебы документы.

Но оказалось, что за эти несколько месяцев сын настолько попал под влияние Оли, которой понравилось жить в шикарной квартире, на деньги высылаемые мной, что он заявил, что без нее на учебу не поедет. С его стороны начались шантаж и просьбы: «Если Оля на учебу не поедет, то и я на учебу не поеду» – говорил сын! возьми, мол, в банке кредит нам обеим не учебу, а мы будет учиться, работать и отдавать тебе долг, а ты затем – в банк. Я не знала что мне делать. Все складывалось очень плохо. Отношения с мужем, мое здоровье, учеба. Цель, ради которой я вышла замуж, стала под угрозой срыва. Скорые стали постоянным гостем в нашем доме. От навалившихся на меня проблем из меня чуть ли не ехала крыша. Решившись от безысходности на отчаянный шаг я попросила в кредит в банке 8 т. долг. Мой дико ревнивый муж, скандалист по природе, пришел в шок, когда мне иностранке! не резиденту страны без стабильной работы удалось уговорить банкира дать мне эту ссуду! Он сказал, что я просто и не представляю последствий угрожающих мне.

В начале февраля 2001 мы с мужем со всеми документами вылетели в Киев в Австрийское (как это произошло) консульстве куда приехали и мой сын с Олей. После 2-х дневного пережитого кошмара: очередей , ожиданий, заполнения актов интервью, предоставления ходатайств, доказательств, что они вернуться на Украину, им было отказано в визе по той причине, что мама живет в Австрии. (по совету мужа, мы честно написали об этом в акте). Это был страшный, непоправимый для нас с сыном удар. Я видела в консульстве, что в отличии от Оли мой сын страшно волновался, нервничал перед собеседованием – сидел весь красный и испуганный.

Когда, мы все вместе «не солоно хлебавши» вернулись в Запорожье, серьезно встал вопрос пре давленые случившимся, взаимоотношениях с сыном.

Нескольких прожитых нами всеми дней вместе, хватило нам с мужем чтобы понять, истинную картину происходящего. мой сын полностью попал под власть Ольги, которая из него веревки вила. Вот тогда я поняла, куда уходили высылаемые мною, заработанные тяжелым трудом деньги. Хитрая, алчная, с большим сексуальным опытом Оля сразу поняла, что ухватила за хвост «жар-птицу». Моему мужу она сразу не понравилась ни внешне, ни по характеру и он обозвал сына наивным, неопытным, доверчивым влюбленным дурачком. Муж сказал мне, что не верит этой женщине, у нее, мол, шкура горит. Но все же ради приличия подавал молодым (которые с нами до обеда) чай по утрам в постель, а потом возмущался, что они не хотят за собой даже чашки помыть!

Она пила курила, втянула сына в разгульную жизнь, а потом в какую-то секту, которая работала под прикрытием клуба йоги. Мне же, с учетом происходящих событий, нужно было трезво оценить ситуацию и принять решение как жить дальше и каким образом гасить в банке ссуду, которую уже таяла на глазах.

Я попросила сына переговорить с Олей, чтобы она на время ушла к своей маме, так как я хочу сосредоточиться на решении своих проблем. Иметь возможность трезво подумать, побыть хозяйкой в своей квартире и пообщаться с сыном. Та взвилась и прибежала выяснять со мной отношения. В моей квартире она начала кричать на меня и выяснять, почему она мне не нравится. Я спокойно ответила, что хочу побыть это оставшееся короткое время одна с сыном т.к. женщин в жизни каждого мужчин бывает много, а мать одна. Она же в ответ, подбоченившись, вызывающе ответила мне «Это еще как сказать». Тем самым уже тогда, она поставила себя выше меня – матери. Потом с обиженным и недовольным видом, она все же ушла с сыном, который помог перенести ее вещи.

Подумав, я решила, что единственным выходом в этой ситуации будет продать мою 3-х комнатную квартиру в центре города, купить сыну через договор дарения хорошую однокомнатную в этом же районе, а остальные деньгами погасить ссуду в Австрийском банке. Я выставила квартиру на продажу. Но в это время цены на квартиру упали и нужно было время, чтобы найти подходящий вариант, а его как раз то и не было. Отпущенные на поездку 2 недели быстро истекли, и нужно было возвращаться в Австрию, так билеты на обратный путь были куплены за ранее. У мужа, кроме того, были в Австрии намечены встречи, дела и он улетел, а я осталась. Мою шикарную квартиру в паркете, дереве, с двойной лоджией с выходом на кухню и т.д., которая сейчас стоит не менее 60 тыс. долларов, у меня не получилось тогда продать даже за 15-14 тыс. дол. Я не могла больше оставаться в Запорожье (дома меня ждала работа, учеба) и не могла улететь, не решив вопроса. Я мучалась, страдала и билась с проблемами одна, в пустой квартире, так как моего неблагодарного, эгоистического сына это все не интересовало. Он пропадал все время у Оли, ночуя с ней в квартире ее мамы, которой он естественно безумно понравился. На нервной почве у меня начались гипертонические кризы, пришлось вызывать скорую

Узнав о происходящем, мой муж был ужасно возмущен и взбешен, таким черствым, безразличным, жестоким отношением ко мне моего собственного сына. Бросив все дела, он срочно вернулся за мной, чтобы быть со мной вместе.

Не решив вопрос с продажей квартиры, видя невменяемость сына и не доверяя больше ему, я оформила юридически права подписей за меня на свою подругу пробыв в ???? 1 месяц 15 марта 2001 и улетела домой. Я оговорила с ней что хочу только одновременного оформления у нотариуса двух сделок по продаже 3-х комнатной квартиры и покупке сыну однокомнатной квартиры через договор дарения.

Была еще одна большая проблема, которую пришлось в то время решать по вине сына. Из-за связи и отношений с Ольгой он забросил университет – пропускал занятия, имел задолженность, обозлил преподавателей и не приступал к написанию дипломной работы. И это все на кануне госэкзаменов, т.е. окончания университета. И мне пришлось с помощью своих связей и денег все это улаживать. Сын обещал взяться за ум и писать диплом.

Потом, я постоянно звонила сыну, умоляя его серьезно подойти в окончанию университета, диплома и параллельно узнавая как идут дела по продаже квартиры. Он попросил денег на покупку принтера, мотивируя это тем, что ему необходимо делать множество распечаток по дипломной работе. В конце июня сын успешно защитился, о чем поспешил сообщить мне. Но, к сожалению, он не сообщил мне вещей не менее важных для меня. Узнала я о них совершенно случайно, от подруги, которая просто не решалась мне во всем признаться. Оказалось, что после провала с поездкой в Англию и зная, что я против нее, и никогда не припишу ее в свою 3-х комнатной квартире, Ольга подстроила беременность и по существу вместе со своей мамой толкнули моего сына на преступление – обворовать собственную мать. Он спешно нашел покупателя на мою квартиру, которому продал ее аж за 8,5 тыс. практически подарил и не подобрав однокомнатную для себя поволок всех к нотариусу. Там он вел себя хамски, грубил, объявив моей подруге, что «мама» мол все знает и на все пытался выхватив деньги буквально из рук, убежал. Подруга была в шоке, потом она сказала, а что мне было делать, драться с ним что ли. под ее нажимом, после угрозы сообщить в милицию, если он объясниться с матерью, сын написал мне письмо по электронке. Когда я его получила, то зная сына, сразу поняла кто его писал. Письмо было, приблизительно следующего содержания. Извини, в мою жизнь вошла женщина, которую я люблю и у нас скоро будет ребенок, поэтому я не могу отдать тебе половину денег от продажи квартиры (4,5 тыс.), а только 2 (2,5 т. выплачу тебе потом в рассрочку), потому что мне хоть и на микрорайоне, но нужно купить 2-х комнатную квартиру.

13 июля 2001 года без моего благословения, в известность ни меня, ни своего отца, никому наших многочисленных родственников, проживающих в Запорожье, мой сын тихо женился (как круглый сирота), только в присутствии ее родни и друзей.

Я не знаю вообще, как это все тогда пережила. После всего случившегося я еще нашла в себе силы умолять его купить (мои же деньги) себе квартиру через договор дарения, но Оля сказала: «А ты что мне не доверяешь?» и он купил квартиру потом, уже в браке.

Я не могла больше общаться с ними, я просто действительно, но физически умерла. Да им и не было дела до меня. В итого, они купили себе однокомнатную квартиру на 4 мик. «Песков». Все мое имущество было уничтожено. Мои личные вещи выброшены, ковры которые дарили мне покойные родители тоже, даже подушки, которые дарила мне бабушка. Телевизор, который я привезла с Англии – продан, мягкий уголок – тоже. В общем, все пошло прахом.

В конце января 2002 года у них родилась дочь. Тогда, перед родами они вспомнили обо мне, только для того чтобы опять обманом выканючить у меня деньги на роды. И снова, после всего того, что они сделали со мной, я заняла и выслала деньги, не подозревая страшной правды. Фактически же они не пошли как все нормальные люди, рожать в роддом, а запутавшись в сетях секты решили рожать ребенка дома в воду и прошли через ад. Ребенок все же родился, а мать чудом осталась жива. 2-е суток у нее не отходило место, а они не открывали двери ни скорым ни врачам. И когда только у нее началось общее заражение крови и она стала умирать – вызвали реанимацию. Надежды на то, что она выживет вообще не оставалось. Спасая ее врачи отменили другие операции. С работы сына 10 человек откликнулись и ходили сдавать ей кровь. Потом, он даже не поблагодарил их по человечески.

Естественно, забыв обиды, я помогала им как могла – высылая деньги на лекарства, капельницы, детскую кроватку, коляску, посылки с одеждой и т.д. А потом отрабатывала долги, убирая у слепого мужчины квартиру.

Летом 2003 года сын стал просится приехать ко мне в гости, с намерением подработать там где-нибудь нелегально. Я опять повелась на его обещания отдать потом мне долг и заняла у людей деньги ему на билет, визу и т.д. Я вывернулась на изнанку, рискуя своей шкурой и утроила его нелегально работать на куриную фабрику, на тяжелый физический труд. Я покупала ему одежду, еду, готовила с собой передачи, вставала вместе с ним в 4 утра и благословляла каждый раз, потом стоя у окна его уходящего в ночь, и тот служебный автобус, который увозил его на работу, умоляя Бога пощадить нас обеих. Потому что эмиграционные службы, которые отлавливали нелегалов, могли в 24 часа, в случае чего, депортировать из страны не только его, но и меня за пособничество.

Работая по 12 часов на конвейере, или же на погрузке и взвешивании ящиков с курами, в резиновых сапогах, спецформе, резиновых перчатках, он уставал до такой степени, что приползал на трясущихся ногах и падал спать грязный, голодный, просто в одежде. Кожа на руках полопалась, кровоточила и выглядела как экзема. В промежутках между работой и сном он катал мне концерты, оря и матерясь, и выметая на мне злость за то, что он не с семьей, скучает за ними, и вынужден здесь зарабатывать деньги. Каждый день в ущерб своего сна он садился за компьютер писать жене письма-отчеты и я не имела права в это время даже проходит рядом с компьютером, дабы не увидеть, что он пишет. А когда, за мои деньги, он звонил домой, то я в обще не должна была находиться в квартире. Так продолжалось 4 месяца из 6 месяцев визы. На кануне Нового года он засобирался домой, отмечать праздник с семьей. Он в буквальном смысле планах, сидя у компьютера и заявлял мне, что хоть ему очень и нужны деньги, но он не может больше здесь выдержать и хочет домой. Подсчитав, сколько он мог бы еще заработать за оставшиеся 2 месяца, он упросил меня занять у друзей эти деньги и отдать ему. Кроме того он силой забрал у меня видеокамеру мужа, который в это время был в Канаде, обосновывая это тем, что ему нужно снимать на пленку как растет его дочь.

По возвращению в Запорожье, он 9 месяцев не мог найти нигде работы. Его жена вообще никогда не стремилась работать. В итого они быстро спустили все заработанные деньги. Затем, мой брат, по моей просьбе устроил его работать в магазин продавать мобильники. Естественно, денег им все время не хватало и они под всяческим предлогом канючили их у меня. Я неоднократно объясняла им, как тяжело я живу, что я и мой муж инвалиды и живем на социальное пособие, и я не имею возможности всю жизнь им помогать. Я предлагала им учить английский, попытаться приехать в Англию, найти работу по контракту и затем как другие жить, учиться и работать здесь, добиваясь чего-нибудь в жизни, строя свое будущее и будущее своим детям.

В августе 2004 года, я вновь помогла сыну приехать ко мне, заняв вновь деньги на билеты, визу и деньги на покупку холодильника, который у них полетел…

 

 


Запись на прием: (+38)061 220 37 40; (+38) 0991692009; (+38) 0960989222 Другие виды услуг: (+38)061 220 37 40; (+38) 0960989222 г.Запорожье
Запись на прием: (+38)061 220 37 40; (+38) 0991692009; (+38) 0960989222
По всем вопросам пишите по адресу: dr-nedelsky@ukr.net
хостинг украина
ZаБор – Запорожский информационно-развлекательный портал